Фауна дальневосточных морей слагается из весьма различных зоогеографических элементов. Наряду с явно южными (субтропическими) видами здесь встречаются также типично холодолюбивые формы, широко распространённые в арктических морях. Наиболее неоднородно в фаунистическом отношении Японское море. В то время как фауна северо-западной части этого моря имеет резко выраженные холодолюбивые черты, в юго-восточной части моря фауна явно субтропического характера.

По западному побережью Японского моря субтропические элементы в основном доходят лишь до залива Петра Великого и то в ограниченном количестве. К последним здесь относятся десятиногие раки Blepharipoda japonica, Alpkeus japonicus, Diogenus penicillatus, Upogebia major, Callianassa, Squilla, моллюск Rapana bezoar и некоторые другие. Большая часть субтропических элементов в заливе Петра Великого придерживается самых верхних горизонтов сублиторали. При этом в зимний период в связи с резким охлаждением поверхностных горизонтов многие из них или зарываются в грунт, или впадают в оцепенение — «частичный анабиоз» (К. М. Дерюгин, 1939), а более подвижные животные, в частности многие теплолюбивые рыбы, откочёвывают на юг.

В восточной части моря, вдоль западного берега Японии, южные субтропические виды проникают значительно дальше к северу (частично доходят до о. Хоккайдо). Наиболее резкая смена фауны (быстрое выпадение многих субтропических форм) происходит в районе полуострова Ното.

В Охотском море тепло-водные формы концентрируются в юго-западной части моря, в районе пролива Лаперуза, куда они проникают из Японского моря с тёплыми цусимскими водами. По своему составу фауна этого района Охотского моря ближе к фауне Японского моря, нежели к фауне собственно Охотского моря. Некоторые тепло-водные элементы проникают и на западное побережье Камчатки, но здесь они играют подчинённую роль. Северная часть Охотского моря характеризуется наиболее холодолюбивой фауной (в связи с чем этот район многими авторами выделяется в особую фаунистическую провинцию — «Глациальную»).

Северная часть Берингова моря испытывает некоторое влияние фауны Северного Ледовитого океана. Наибольшее количество холодолюбивых арктическо-бореальных форм в Беринговом море встречено в районе «анадырского холодного пятна». В частности, здесь встречается такая типично арктическая креветка, как Eualus gaimardi belcheri, не распространяющаяся южнее этого района. Наряду с этим весьма многие тепло-водные тихоокеанские формы распространяются почти до Берингова пролива и частично проникают даже в южную часть Чукотского моря, которая находится под сильным воздействием берингово-морских вод.

Во всех дальневосточных морях наблюдаются собственные очаги нового видообразования, выражающиеся в наличии среди почти всех групп беспозвоночных целых кустов многочисленных, иногда ещё недостаточно обособленных новых подвидов и вариететов. Все эти очаги нового видообразования приурочены в основном к районам стыка вод различного происхождения. Наиболее мощными очагами нового видообразования в Охотском и Беринговом морях являются верхние горизонты материкового свала, а в Японском море — залив Петра Великого и район Южного Сахалина. Всё это приводит к тому, что каждое море обладает своим набором эндемичных форм и в пределах дальневосточных морей обособляются три самостоятельные фаунистические провинции — Берингово-морская, Охото-морская и Японо-морская. Однако большое количество общих для всех трех дальневосточных морей форм, что тесно связано с их историческим прошлым, заставляет все наши дальневосточные моря объединить в единую самостоятельную «Дальневосточную» подобласть в составе Северо-тихоокеанской бореальной области. Эта подобласть, в частности, характеризуется весьма близким составом холодолюбивой фауны, которая во всех трёх дальневосточных морях концентрируется в их материковых районах и в настоящее время до известной степени изолирована в них.

Современный обмен фауны между Японским и Охотским морями совершается лишь через пролив Лаперуза, но здесь доминирует в основном односторонний обмен, направленный из Японского моря в Охотское. Амурский лиман в обмене фауны Японского и Охотского морей никакой роли не играет, так как гидрологические условия здесь таковы, что типично морские животные не способны проходить через этот район.

Каковы причины современной изолированности холодолюбивой фауны в материковых районах наших дальневосточных морей? По-видимому, следует предполагать, что ещё совсем недавно эта фауна была распространена более широко и лишь в самое последнее время в результате усиления напора тёплых океанических вод она была несколько отжата дальше в материковые районы, в связи с чем и возникла некоторая её изолированность.

Несмотря на различия в составе фауны во всех трёх морях, мы наблюдаем одно и то же общее явление: и в Японском и в Охотском морях, и в Беринговом непосредственно сталкиваются две разнородные фауны, а именно — с одной стороны, местная фауна, преимущественно холодолюбивая, концентрирующаяся в материковых районах, и, с другой стороны, пришлая, океаническая фауна более тепло-водного типа. Характер сочетания этих двух различных по происхождению фаун в каждом море не постоянен. В наших дальневосточных морях мы непрерывно наблюдаем то увеличение численности океанических форм, которые быстро расселяются в новые для себя районы, то, наоборот, эти формы несколько отступают, и более широко распространяются холодолюбивые виды.

Так, начиная с 20-х годов и до 1938 года включительно, в Японском море, в заливе Петра Великого, было отмечено появление многих субтропических рыб, которые ранее не были известны из этого района (В. К. Солдатов и Г. У. Линдберг, 1930; П. Ю. Шмидт и А. Я. Таранец, 1934; Л. С. Берг, 1935; А. Е. Румянцев, 1947). Некоторые теплолюбивые формы за эти годы появились даже у берегов Камчатки (например, тихоокеанская сардина, анчоус, японская скумбрия, сайра, брама и кальмар Ommatostrephes sloanei-pacificus).

Но начиная с 1939 года в связи с общим похолоданием произошли новые резкие изменения, и многие тепло-водные формы, ранее весьма обычные в Японском море, вновь исчезли. В 1941 году, в частности, исчезла сардина — иваси, до этого подходившая к нашим берегам в огромных количествах. В последние же годы наметился новый перелом в сторону усиления тепло-водных форм. Все эти изменения в составе фауны теснейшим образом связаны с общими многолетними колебаниями гидрологических условий. Для всей нашей рыбной промышленности возможность предсказаний этих изменений имеет большое значение. Хорошими показателями наступающих изменений несомненно могут служить и морские беспозвоночные.

Смотрите также:


Предыдущая статья   |   Заключение   |   Следующая статья


 

Мой путь к животным / Издание 1978 года. Сохранность хорошая. В книге «Мой путь к животным», первой из серии «Дикая манящая природа», рассказывается о становлении исследователя-натуралиста, о поисках интересных сюжетов, героями которых являются животные. Научная подготовка автора в сочетании с широтой выбора объектов, прМой путь к животным
Издание 1978 года. Сохранность хорошая. В книге «Мой путь к животным», первой из ...
Миграция животных / Научно-популярный рассказ известного английского зоолога об экологическом значении миграций животных, проходящих в воздушной, наземной и водной средах. Книга богато иллюстрирована красочными фотографиями и схемами. Рассчитана на широкие читательские круги.Миграция животных
Научно-популярный рассказ известного английского зоолога об экологическом ...
Веслоногие ракообразные отряда Harpacticoida Белого моря. Морфология, систематика, экология / Веслоногие ракообразные отряда Harpacticoida являются одной из ведущих групп в большинстве морских мейобентосных сообществ. Данная монография представляет собой первый полный обзор Harpacticoida Белого моря, охватывающий как фауну литорали и зарослей макрофитов, так и глубоководных илов. Приведены оВеслоногие ракообразные отряда Harpacticoida Белого моря. Морфология, систематика, экология
Веслоногие ракообразные отряда Harpacticoida являются одной из ведущих групп в ...